Laukinis šuo dingo – тексты

Альбом “Laukinis šuo dingo” – тексты и переводы песен.

Lovesong Песня о любви
Open up your heart to me
Are you blind and can’t you see?
I’m lost in all this world
All this world of misery
Открой мне своё сердце
Неужели ты ослеп и не видишь?
Я потеряна во всем этом мире
Во всем этом мире страданий.
Vaiduokliai Привидения
Kūdikiai verkia, kai miršta girtuokliai
Jų sielos pavirsta liūdniausiais vaiduokliais
Jie guli po lova ir rėkia: „tai mes!”
Tik nieks jų neieško ir nieks jų neras

Žvirbliai kiemeliuose groja šermukšniu
Kiemsargis šoka tarp dvokiančių šiukšlių
Laikrodžiai muša, sumuša juos
Kol laiko nelieka mano namuos
Младенцы плачут, когда умирают пьяницы,
Их души превращаются в самые грустные привидения.
Они лежат под кроватями и кричат “Это мы!”
Только никто их не ищет и никто не найдет.

Воробьи во двориках играют рябиной,
Сторож танцует среди вонючего мусора.
Часы бьют, разбиваются,
Пока не останется времени в моем доме.
Lijo Шел дождь
Tavo akyse ganosi arkliukai,
Bet dangus jose visada apniūkęs
Tu žinai žodžius, jie nuo tavęs bėga
Viskas panašu į žaidimą Lego
Nes dieną, kai tu gimei,-
Lijo, lijo, lijo.

Lego iš vorų, ant tualeto sienų
Iš aklų šunų ir pušų kamienų.
Tu žinai žodžius – jie tave kankina.
Einam prisigert pas mane balto vyno
Nes dieną, kai tu gimei,
Lijo, lijo, lijo.
В твои глазах пасутся лошадки
Но небо в них всегда пасмурное
Ты знаешь слова, они от тебя бегут
Все похоже на игру Lego
Потому что в день, когда ты родился
Шел дождь, шел дождь, шел дождь.

Lego из пауков на стенах туалета
Из слепых собак, из стволов сосен
Ты знаешь слова, они тебя мучают
Пойдём ко мне напьёмся белого вина
Потому что в день, когда ты родился
Шел дождь, шел дождь, шел дождь.
Paskutinio mamuto daina Песня последнего мамонта
Aš paskutinis mamutas
Šioj įšalo žemėj
Mano iltys per trumpos
O akys – per senos.

Archeologai sapnuoja
Tamsiom naktim mane -
Jų šunys loja ir loja,
Man amžina nemiga.

Aš pamiršau, kaip kalbėti
Mamutų maldas,
Ir nėra nieko, kas galėtų
Man priminti jas,

Nes mano brolių skeletai
Muziejuose dulka,
Aš norėčiau numirti,
Bet mano šonai nepraleidžia kulkų

Aš paskutinis mamutas,
Taip ilgai juo buvau,
Ir vienas Dievas težino, kaip
Aš pavargau.
Я последний мамонт
В этой промёрзшей земле,
Мои бивни слишком короткие,
А глаза слишком старые.

Я снюсь археологам
Темными ночами,
Их собаки лают и лают,
Моя вечная бессоница.

Я забыл все молитвы мамонтов,
И нет никого, кто мог бы
Мне их напомнить.

Потому что скелеты моих братьев
Пылятся в музеях,
Я хотел бы умереть,
Но мои бока не пропускают пули.

Я последний мамонт,
Так долго им был,
И один Бог знает, как
Я устал.
Žeme, sukis greitai. Земля, вертись быстрее
Tu gimei prasidėjus nesibaigiančiam karui,
Dužo kūnai ir snigo lėktuvų sparnais,
Nieks nesimeldė Dievui, kuris emigravo
Į kitokias Visatas su visais angelais.
Žeme, sukis greitai.
Ты родился когда началась бесконечная война
Разбивались тела и шёл снег из крыльев самолётов
Никто не молился Богу который эмигрировал
В другие Вселенные со всеми ангелами
Земля, вертись быстрее.
Po tiltu Под мостом
Aš mačiau tave po tiltu
Ar žmogus tu, ar žvėris?
Tavo kaili suko lizdą sidabrinis vyturys.
Vyturys kalbėjo maldą už išėjusius dabar,
Žuvys dengė savo veidus, bijodamos apakt.
Я видела тебя под мостом
Человек ты или зверь?
Серебряный жаворонок в твоей шерсти вил гнездо,
Жаворонок говорил молитву за ныне ушедших,
Рыбы закрывали свои лица, боясь ослепнуть.
Nojus Ной
Ir atsiveria dangūs
Ir prapliumpa liūtys
Nesiliovė tris pilnatis
Kol tu sukalei laivą iš
Pūvančių rąstų
Ir sukvietei žmones
Jie atsivedė gyvulius
Vandens iki kelių
Jie žiūrėjo į tavo
Karščiuojantį veidą
Ir nė vienas nelipo
Ant denio
Tu šaukei tris naktis
Bet čaižė pečius ir aplinkui
Liko vien snaigės
Ir tu nejautei skausmo
Rėžių sukeltus
Pėdom basom
Ir iškėlei bures trečią dieną
Ir išplaukei vienas
Kokį didelį laivą tu sukalei
Ir koks jisai tuščias
Koks jisai tuščias
И разверзлись небеса
И хлынул ливень
Он продолжался три полных луны
Пока ты строил корабль из
Гниющего дерева
И позвал людей
Они привели с собой животных
Вода была до колен
Они смотрели на твое
Воспаленное лицо
И никто из них не поднялся
На палубу
Ты звал три ночи
Но хлестали плечи (?) и вокруг
Остались одни снежинки,
И ты не чувствовал боли
От ран на
Босых ногах.
И на третий день ты поднял трап
И уплыл один
Какой огромный корабль ты построил,
И как он пуст,
Как он пуст.
Transatlantic love Трансатлантическая любовь
Let’s make transatlantic love on a phone
I miss you like I never did nobody before.
That strange beast I have inside
Is crying all of the time.
So would you come back and set him free…
Давай займемся трансатлантической любовью по телефону,
Я скучаю по тебе, как ни за кем раньше.
Это странный зверь у меня внутри
Плачет всё время.
Если бы ты вернулся и освободил его..
Утомлённое солнце -
Автор слов – Иосиф Альвек

Утомлённое солнце
Нежно с морем прощалось
В этот час ты призналась
Что нет любви
Мне немного взгрустнулось
Без тоски без печали
В этот час прозвучали
Слова твои
 
Slėpynės Прятки
Kregždės išardo dangų,
Jis byra gabalais.
Tiesiai pro mano langus
Laumžirgių sparnais.
Jais apklijuoju sienas, veidą ir rankas.
Ir kai tu ateini, nerandi manęs.
Nerandi manęs.
Ласточки разрушают небо
Оно осыпается кусками
Прямо за моими окнами
Крыльями стрекоз
Ими обклеиваю стены, лицо и руки
И когда ты придешь, не найдешь меня
Не найдешь меня
Спи -
Кто проснется этой ночью
Тот навеки не уснёт
Кто услышит эту песню
Тот покоя не найдёт

Спи пока снег идет
Над рекой горький лёд

В этом льду чудеса
Голубые леса
Птицы там не поют
Звери воды не пьют

Спи пока снег идет
Над рекой горький лёд
В этом льду никогда
Не найти нам тепла
 
Twinkle twinkle little star Мерцай мерцай, звездочка
Lyrics by Jane Taylor

Twinkle twinkle little star
How I wonder what you are
Up above the world so high
Like a diamond in the sky
Автор слов – Джейн Тейлор

Мерцай, мерцай, звездочка,
Как же мне хотелось бы знать, чем ты являешься.
Вверху над миром, так высоко,
Как бриллиант в небе.
O mėnulyje nėra mokyklų
Ir mėnulyje nevyksta karas,
O mėnuly – daug valgyklų,
Kur nemokamos bandelės.

O mėnulyje gyvena elniai,
Jų nenumuša mašinos,
Kai jie žiūri šitaip švelniai,
Net vaikams nėra anginos.

O mėnulyje nešlampa kojos
Ir mėnulyje nemiršta tėčiai,
Ten kiekvienas pats sau Nojus,
Ten visai nereikia skėčių.

O mėnulyje yra drakonų,
Juos paglostyti gali,
Bet kodėl, kodėl gi, broli,
Tas mėnulis taip toli?
А на Луне нет школ
И на Луне не происходят войны
А на Луне много столовых
Где бесплатные булочки

А на Луне живут олени
Их не сбивают машины
Когда они смотрят так ласково
Даже дети не болеют ангиной

А на Луне не промокают ноги
И на Луне не умирают папы
Там каждый сам себе Ной
И совсем не нужны зонтики

А на Луне живут драконы
Можешь их погладить
Но почему, почему же, братец,
Эта Луна так далеко?
Nesvarbu Неважно
Jei aš šokčiau pro langą, tai tik lapkričio mėnesį
Kai šaligatvis klotas nukraujuojančiais lapais.
Į mane pažiūrėti subėgtų kiemo vaikai,
Aš šypsočiausi jiems, aš šypsočiausi jiems dar ilgai.

Aš sakyčiau: «Vaikučiai, nebijokite nieko:
Nei mirties, nei mokyklos, nei blogų pažymių».
Aš sakyčiau: «Vaikučiai, kad tik jūs žinotumėt,
Kaip visa tai nesvarbu».
Если бы я прыгала из окна, то только в ноябре месяце,
Когда тротуар покрыт кровоточащими листьями.
На меня прибежали бы посмотреть дворовые дети.
Я бы улыбалась им, я бы улыбалась им ещё долго.

Я сказала бы: «Детишки, не бойтесь ничего:
Ни смерти, ни школы, ни плохих оценок».
Я сказала бы: «Детишки, если бы вы только знали,
Как это все неважно».
Vasaris Февраль
( ноты )
Tavo miestas – betonininės kaladelės,
Kvailos varnos vis prišala prie laidų,
Aš naminė tavo kanarelė,
Man nešalta, tik truputį neramu.

Ei, maitink iš delno mane
Šis narvelis per ankštas ar ne?
Gink savo liūdesį lauk,
Ar žinai, vasaris nebus amžinai, vasaris nebus amžinai…

Tavo miestas – betonininės kaladelės
Kvailos varnos pergraužia laidus
Rytas sirpsta, o lange vasario mėlis
Išvažiuokim į pietus!
Твой город – бетонные кубики.
Глупые вороны всё время примерзают к проводам
Я твоя домашняя канарейка
Мне не холодно, только чуть-чуть неспокойно

Эй корми меня с ладони
Эта клетка слишком тесная, или нет?
Прогоняй свою печаль прочь
Заешь ли, Февраль не будет вечно.

Твой город – бетонные кубики.
Глупые вороны перегрызают провода
Назревает утро, в окне февральская синева
Уедем-ка на юг!
Ramuma Умиротворение
( ноты )
Tarp traukinių bėgių aguona žydėsiu,
Akliems mašinistams skirsiu dainas.
Giedosiu, giedosiu, giedosiu, giedosiu,
Nors jie niekada nesupras.

Tarp traukinių bėgių aguona žydėsiu,
Ramybėje saugosiu kates numuštas.
Linguosiu, linguosiu, linguosiu, linguosiu,
Kol rudeniai plyšaus ir verks į balas.

Kai ateis mano mirtelė,
Ramuma

Vai ateik mano mirtelė,
Ramuma
Между железнодорожными рельсами буду маком цвести
Слепым машинистам посвящу свои песни
Буду петь, буду петь, буду петь, буду петь,
Хотя они никогда не поймут

Между железнодорожными рельсами буду маком цвести
Хранить покой сбитых кошек
Буду качаться, качаться, качаться, качаться,
Пока осени бушуют и в лужи плачут

Когда придет моя смертушка,
Умиротворение.

Вот и пришла моя смертушка,
Умиротворение.
This entry was posted in Lyrics. Bookmark the permalink.

5 Responses to Laukinis šuo dingo – тексты

  1. Юрий Гомон says:

    В “Lovesong” ещё есть слово and между blind и can’t: I am blind, and can’t you see I’m lost in all this world…

  2. k.k. says:

    В “Paskutino mamuto daina”: “Aš pamiršau, kaip kalbėti mamutų maldas” – “malda” это разве не “молитва”? “Я забыл, как молиться на языке мамонтов” или “Я забыл все мамонтовьи молитвы”, как-то так, наверное (поправьте, если ошибаюсь).

    • admin says:

      Да, видимо такой перевод лучше. Спасибо, исправим.

  3. gossip_boi says:

    В Lovesong строки “I’m blind and can’t you see” переводится, как “Я слепа и не могу видеть тебя”. Мне кажется, это больше соответствует смыслу, нежели “разве ты не видишь”.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>